Зв'яжіться з нами

Блоги

Битва за море. Чем Украина может ответить на атаку России в Азовском море

Опубліковано

від

Еще одним фронтом российско-украинской войны с марта является Азовское море, где в последнее время развернулась настоящая холодная война, которая в любой момент рискует перерасти в открытый вооруженный конфликт

Противостояние в Азовском море, которое по договору между Российской Федерацией и Украиной от 2004 г. является “внутренними водами Украины и РФ”, продолжается очень давно – по крайней мере, начиная как минимум с инцидента за остров Тузла. Периодически пограничники обменивались крайне агрессивными актами. Так, например, 17 июля 2013 г. катер береговой охраны пограничной службы России намеренно протаранил баркас с украинскими рыбаками. Рыболовецкое судно перевернулось, в результате чего погибли четыре украинца, одного удалось спасти.

Однако после аннексии Крыма в 2014 г. эта проблема серьезно обострилась. Россияне по непонятной причине решили, что они могут претендовать на исключительную экономическую зону, и поэтому суда с российскими флагами стали массово нарушать границу. До поры до времени все заканчивалось относительно мирно – такие суда просто вытеснялись нашими пограничниками.

“Нашла коса на камень” 25 марта, когда около Обиточной косы в Азовском море катер морской охраны задержал сейнер “Норд” под российским флагом. Однако при проверке документов оказалась, что посудина принадлежит Керченскому рыбпромхозу из оккупированного Крыма. Если бы корабль был приписан к тому же Таганрогу, никакого скандала не было, а тут… В общем, “Норд” отконвоировали в Бердянск, где суд арестовал судно. Как и 11 членов экипажа, у которых то ли были, то ли не были украинские паспорта. Двоих крымских моряков россиянам удалось вытянуть, выдав им фальшивые документы, по которым они улетели в Беларусь.

В ответ россияне подняли дипломатический скандал и решили, что этот случай может быть хорошим поводом для того, чтобы “отжать” Азовское море и нанести максимальный урон экономике Украины.

Однако тут им пришлось оглядываться на международное морское право, которое является одним из самых старых и самых уважаемых в мире. Задерживать украинские суда по праву сильного было нельзя, так как в ответ россиянам могли перекрыть все проливы, оставив только Керченский. Поэтому был выбран путь относительно легальный. Практически все суда под любым флагом, которые следовали в порты Бердянск и Мариуполь, стали без разбору задерживаться якобы для осмотра.

Так, по сообщению начальника службы по связям с общественностью ГП “Мариупольский морской торговый порт” Айны Чагир, “с 2 по 4 июня порт простоял без грузопереработки, поскольку флот, следующий к нам под погрузку и выгрузку, был задержан для досмотра в Керчь-Еникальском канале. В частности, теплоход “Селекта”, направлявшийся в порт Мариуполь под погрузку слябов, простоял в ожидании досмотра и прохода канала 38 часов, плюс дополнительно в Азовском море его еще на три часа останавливали для досмотра. Простой теплохода “Саузен Бриз”, который мы ожидали под погрузку глиной, составил 29 часов, а судна “Саадет С” (под выгрузку угля и погрузку слябов) – 12 часов, теплоход “Тейлвинд”, направляющийся в Мариупольский порт под погрузку слябов, – 13 часов”. Это приводит к серьезным потерям, так, простой всего лишь часа для судовладельца обходится в $5-15 тыс.

И эта практика продолжается и поныне – так, в ночь на 6 июня на маршруте из Бердянска в Алиага (Турция) российскими пограничниками на три часа был задержан турецкий сухогруз EREN C.

Однако и этого им показалось мало. В конце мая РФ демонстративно якобы для проведения учений со стрельбами закрыло судоходный район Азовского моря южнее Бердянска. Естественно, никаких учений не проводилось, а весь судопоток снова должен был менять маршруты, тратя драгоценное топливо и таким образом увеличивая расходы.

Фактически все эти действия укладываются в картинку запугивания судовладельцев с целью их отказа от работы с портами Бердянск и Мариуполь.

Кроме того, началось откровенное военно-психологическое давление на Украину. 28 мая из состава Каспийской флотилии в Керчь своим ходом прибыли два бронекатера проекта 1204 (шифр “Шмель”) и один катер проекта 1400М (шифр “Гриф”). И если “Гриф” является достаточно стандартным пограничным катером, то бронекатера проекта “Шмель” вооружены 76-мм артиллерийской установкой и предназначены не только для дозорной службы на реках и озёрах, но и для уничтожения речных судов и боевых катеров противника, содействия сухопутным войскам артиллерийско-пулеметным огнём, перевозки личного состава с вооружением при переправах и действиях в бассейнах рек, а также для действий в прибрежных мелководных районах морей.

Таким образом, и так немаленькая флотилия Береговой охраны России (на  сентябрь 2017 г. это 16 пограничных сторожевых кораблей и 37 пограничных сторожевых катеров) получила довольно серьезное усиление.

Стоит сказать, что постоянно идет и психологическая накачка – близкие к официальным кругам российские пропагандистские СМИ (в том числе, например, телеканал МО РФ “Звезда”) выдают в эфир разнообразные планы возможной войны на Азовском море. Один из вполне реализуемых – комбинированный удар российско-оккупационных сил от Новоазовска и высадка десанта российской морской пехоты в районе Бердянска. В итоге, как им видится, Украина потеряет выход и к Азовскому морю, а ДНР получит в свое распоряжение два порта. Подключился к кампании и российская марионетка Захарченко, который в открытую угрожает потопить украинский флот в Азовском море “морскими чебурашками”, намекая на некие самодельные реактивные системы залпового огня по типу тех, которые были продемонстрированы 9 мая на параде в Донецке.

Нельзя говорить, что Украина не предпринимает никаких усилий по парированию такой угрозы, однако на сегодня мы можем отвечать только ассиметрично. Так, в официальном порядке военные перекрыли часть Азовского моря “для проведения стрельб” сразу на три месяца. Ближе к театру возможных боевых действий переброшена и немногочисленная штурмовая авиация – многие из пользователей “Ютюба” оценили пролет украинского Су-25 над кромкой берега над Кирилловкой. Предприняты также серьезные меры по усилению артиллерийского компонента частей Корпуса морской пехоты.

Но в реальности на море нам противопоставить нечего – имеющийся “москитный флот” из “Гюрз” базируется в Одессе и заточен под борьбу с россиянами за Одесское газовое месторождение, захваченное весной 2014 г. Все, что у нас есть на Азовском море, – это около десятка сторожевых катеров, большая часть которых была выведена из Крыма усилиями экипажей, которые остались верны присяге. Естественно, что в открытом бою против достаточно современных российских судов они мало что смогут сделать. Ими реально организовать разве что конвоирование гражданских судов, однако и тут есть серьезные проблемы – россияне не дают повода для этого. Все-таки задержание и просто формальная проверка документов, которая растягивается на несколько часов, – это совсем разные вещи.

Таким образом, можно говорить, что в сложившихся условиях наши военные делают все, что только возможно. Однако надо признать, что в случае начала полномасштабной войны на море мы мало что сможем сделать тем нарядом сил, который есть на сегодня.

Михаил ЖИРОХОВ
Военный эксперт

dsnews.ua

Реклама
Коментарі

Блоги

У світі налічується до 500 приватних військових компаній

Опубліковано

від

Від

У сучасному світі приватні охоронні та військові компанії, виконуючи широке коло завдань, стали помітними й традиційними гравцями в напружених зонах і регіонах

Із середини 1990-х діяльність ПВК (приватні військові компанії) почала легалізуватися. 2008 року 17 держав підписали Документ Монтре. Це своєрідний кодекс правил — перша спроба на міжнародному рівні унормувати діяльність ПВК, створити уніфіковану основу із ключовими визначеннями для реалізації державами національних заходів у цій галузі.

Згідно з цим документом, «ПВК — це приватні підприємницькі суб’єкти, які надають військові чи охоронні послуги, незалежно від того, як вони себе характеризують. Послуги включають збройну охорону й захист людей та об’єктів, наприклад, транспортних колон, будівель та інших місць, техобслуговування й експлуатацію бойових комплексів, утримання під вартою в’язнів і консультування або підготовку місцевих військовослужбовців і охоронців».

При цьому в кожній із держав діяльність ПВК має свої особливості, а в кожної з компаній подібного профілю своє бачення цілей, завдань і можливостей для завоювання свого місця в доволі конкурентному й професійному середовищі.

Кількість приватних військових і охоронних компаній за останні десятиліття зросла до 300. Місткість світового ринку в цій галузі становить сотні мільярдів доларів. Розглянемо найбільш відомі та впливові.

ACADEMI (BLACKWATER)

Американська охоронна фірма сформувала пропозицію, попит і моду на послуги приватних військових компаній.


Заснована 1997 року колишнім спецпризначенцем Еріком Принцом разом із тренером зі стрільби Елом Кларком. У 2003 році бійці корпорації діяли в Іраку. У 2010-му компанію перейменували на Academi. Сьогодні вона є величезною військовою компанією, яка спеціалізується на замовленнях у проведенні військових операцій та супроводі вантажів. Кожен підрозділ, що входить до складу корпорації, виконує ту чи іншу функцію. Так, Blackwater Maritime Solutions готує підрозділи спецпризначення військово-морських сил багатьох країн, наприклад, Азербайджану та Греції. До складу компанії Academi входять також компанії Blackwater Airships, яка конструює безпілотники, Blackwater Armored Vehicle — легку бронетехніку, Raven Development Group займається будівельницькою діяльністю, К-9 готує службових собак. Мозком корпорації можна назвати компанію Хе Watch, що моніторить усю діяльність підрозділів корпорації, збирає інформацію про воєнні конфлікти, контрабанду зброї та інші дані, що стосуються військової сфери. Крім того, співробітники Academi допомагають у встановленні правопорядку в зонах стихійних лих.

G4S

Багатонаціональна фірма, яка надає послуги у сфері безпеки. G4S було засновано 2004 року після злиття данської компанії Group 4 Falck і британської Securicor PLC. Штаб-квартира розташована у Великобританії. Компанія є другим за розміром приватним роботодавцем у світі. Чисельність співробітників — майже 700 тис. осіб. Представництва фірми розташовані в 125 країнах світу. Спеціалізується на комерційному і гуманітарному розмінуванні й утилізації боєприпасів, розробці та виробництві електронних технологій моніторингу, зокрема програмного й апаратного забезпечення, яке використовується для відстеження правопорушників.

FDG СОRP

Fort Defence Group Corporation було засновано в США 1996 року FDG Corp. Діяла практично в усіх гарячих точках світу — Сомалі, Аденській затоці, Іраку, Гвінеї-Бісау, Ізраїлі, Палестині, Секторі Газа й Афганістані. Компанія надає такі послуги, як охорона суден і вантажів, військова логістика, морські та сухопутні перевезення, навчання спеціальних підрозділів і груп охорони для дій у районах високого ризику, військове консультування. Особлива роль в організації відведена підрозділу FDG SEAL, куди входять плавці-охоронці, які можуть протистояти тероризму на високому професійному рівні на воді та під водою.

DYNCORP
Найбільша приватна військова компанія США, яка веде свою історію від двох фірм, заснованих у 1946 році. DynCorp отримує щорічний дохід, який перевищує 3,4 млрд доларів. Персонал — понад 10 тис. осіб. Працює в таких сферах, як проведення повітряних операцій, відновлення й розвиток, технічне обслуговування та експлуатація, навчання розвідувальних органів, охоронні послуги. Співробітники компанії обслуговують також американські військові літаки і вертольоти, забезпечують повітряну підтримку в боротьбі з лісовими пожежами.
Американська приватна військова компанія, заснована 1987-го. У штаті — близько 300 колишніх американських генералів. Компанія на комерційній основі консультує у різних сферах: управління й реформування армії (в Іраку), підбору й закупівлі озброєння (у Грузії), розробки доктрин та концепцій (у Грузії), рішень ситуаційних і оперативних проблем, проведення гуманітарних операцій та військових навчань. Фірма надає послуги американському уряду і владі інших держав, діючи спільно з Пентагоном і ЦРУ. MPRI бере участь у кількох програмах створення колективних сил швидкого реагування, які зможуть проводити гуманітарні та миротворчі операції в Африці. Військову реформу фірма допомагає проводити у Нігерії.

AEGIS DEFENCE SERVICES

Британська ПВК. Заснована 2002 року. Штаб-квартира розташована в Базелі. Має офіси в Кенії, Іраку, Непалі, Бахрейні, Афганістані та США. Чисельність компанії сягає 20 тис. осіб. Головним замовником є американський уряд. Співробітники компанії займаються охоронною діяльністю в аерокосмічному, дипломатичному та урядовому секторах, а також у гірничорудній і нафтогазовій індустріях. Фірма має контракт із американським урядом, який передбачає організацію безпеки в Іраку й охорону уряду США у Кабулі.

TEAM WORKER-CREW & SR

Створена в липні 2017 року. Зареєстрована в Естонії. Основний вид діяльності — консалтинг у сфері безпеки. Основу компанії складають люди зі знанням і досвідом роботи в силових та охоронних структурах. Основна частка персоналу — українці, які були учасниками миротворчих місій, решта — 5–10 років відслужили у французькому легіоні. Усі фахівці пройшли підготовку у відповідних центрах і офіційно підтвердили власний кваліфікаційний рівень. Свою діяльність TEAM WORKER-CREW & SR починала з роботи на морі — здійснювала супровід суден на піратонебезпечних напрямках. Але останнім часом в цьому секторі відчувається демпінг цін, тому компанія переключилася на сушу. Здебільшого це Ірак і Афганістан, країни, де зараз працює найбільше людей за контрактом. Приймаючи рішення про відкриття компанії в країні Євросоюзу, враховували кілька чинників. Один із них — відсутність відповідного законодавства в Україні. Ще один пов’язаний із тим, що для багатьох зарубіжних замовників Україна поки що не є відповідним авторитетом. Це часом ускладнює вирішення низки юридичних питань, також і щодо захисту інтересів українців, які працюють у компанії.

«ГРУПА ВАГНЕРА»

У 2013 році російські менеджери ПВК Moran Security Group, що спеціалізувалася на захисті торгових суден від піратів, зареєстрували в Гонконгу ПВК «Слов’янський корпус» і набрали за тимчасовою трудовою угодою 267 співробітників для «охорони родовищ і нафтопроводів» у Сирії. Замість того співробітники «Слов’янського корпусу» взяли участь у громадянській війні в цій країні. Також «Група Вагнера» діяла в Україні — в Криму та на Сході країни, здійснюючи терористичні операції. Саме цій ПВК приписують проведення спецоперацій проти українських військ на першому етапі війни на Донбасі й знищення ряду польових командирів «ДНР»/«ЛНР», які вийшли з-під контролю московських кураторів. Служба безпеки України 7 жовтня 2017 року заявила, що бійці «Групи Вагнера» брали участь у бойових діях на Донбасі з 2014-го. За даними СБУ, вони причетні до збитого Іл-76, штурму луганського аеропорту та Дебальцевого. Було встановлено 1570 імен і даних щодо бойовиків «Групи Вагнера», також і тих, хто загинув на території України. У 2017 році «Групу Вагнера» було включено до списку санкцій США й визнано незаконним збройним формуванням.

Підготував Володимир АЛЄКСЄЄВ, «Народна армія»

www.na.mil.gov.ua

Продовжити читання

Блоги

Как проводят расследование боевых операций в армии США и чем это отличается от Украины

Опубліковано

від

Від

3 октября 2017 года произошел бой, получивший мировую известность как “Засада у Тонга Тонга”. В этом бою погибло 4 американских спецназовца – “зеленые береты” и 5 подготовленных американцами нигерийских спецназовцев. 4 американца погибло, но какую бурю это вызвало в военных и политических кругах!

Был мгновенно подготовлен служебный отчет об операции министерством обороны США – и передан в прессу.

Начальник комитета начальников штабов Данфорд (аналог начальника Генштаба ВСУ) рассказал на открытой пресс-конференции все детали операции, все что было известно об обстоятельствах гибели бойцов.

Федеральное бюро расследований направило в Нигер следователей для изучения обстоятельств дела. И вот спустя полгода Министерство обороны США подготовило официальный отчет в виде фильма, полную реконструкцию событий, что позволяет провести точную военно-тактическую экспертизу. Полная публичность, ответственность, детальное изложение всех фактов.

Ведь американские солдаты погибли в бою, и более такие большие потери не должны повторяться! Вот для чего нужна публичность – к сожалению, подобного анализа и изучения результатов боевых действий в украинской армии не проводится. А это один из базовых стандартов управления войсками НАТО.

Итак, что выяснилось по самому бою.

США применяет спецназ в десятках стран мира. В Нигере американский контингент составляет около 800 человек.

Боевых действий там не происходит, столкновения с правительственными войсками происходят редко, но на границе с Мали есть районы, в которых сильное влияние имеют исламисты, и где отмечается появление сторонников “Аль Каиды”. Безопасность в этих диких местах обеспечивают местные отряды самообороны, а не власти.

И вот для поиска одного из главарей террористов, который предполоджительно мог быть в районе Тонга Тонга, американское командование направляет разведывательное подразделение – разведгруппу из 12 бойцов 3-й группы армейского спецназа “зеленых беретов” вместе с 30 бойцами нигерийского разведывательного батальона, подготовленного самими американцами. Они выехали на небронированных машинах, оснащенных пулеметами.

Почему таким небольшим составом?

1. Обстановка ранее не представлялась угрожающей, спецназ не хотел привлекать к себе излишнее внимание.

2. Крупных формирований террористов в том районе не фиксировалось, никто не ожидал атаки.

3. Группа в 42 хорошо подготовленных бойца считалась вполне достаточной, чтобы отразить атаку любой небольшой группы противника.

4. Рейд сопровождал невооруженный беспилотный разведчик, и предполагалось, что в случае угрозы будет время вызвать подкрепление. База находилась в 170 километрах.

5. Такие рейды ранее уже проводились, и крупных боевых столкновений не происходило.

Группа выехала в район поиска. Уверенность в своих силах и недооценка угрозы запустила цепочку событий.

Американцы заехали в один населенный пункт – работали с местным населением, и информация об их пребывании в районе стала известна местным жителям и руководству террористов.

Когда американцы приехали в Тонга-Тонга, то там их уже ждали. На подъезде они обнаружили подозрительные передвижения мотоциклистов, за их колонной следили. Поиск в Тонга Тонга ничего не дал. Но когда колонна выехала, по ней был открыт огонь.

Колонна подверглась из стрелкового оружия из одного из домов и саванны – было 11.35. Обстрел был хаотичным, но плотным. Американцы остановились, чтобы отразить атаку. остановка для колонны оказалась роковой. Несмотря на ответный огонь американцев и нигерийцев, обстрел из посадки усиливался. Американский спецназовец взял троих нигерийцев, и попытался обойти засаду с фланга.

Здесь они обнаружили, что к противнику направляются подкрепления. Силы противника американцы оценили довольно скромно – около 50 боевиков, со стрелковым оружием, гранатометами, и якобы даже с легким минометом. Впрочем, его применение в бою было незаметным. Боевики были местными, они отличались хорошей мотивацией, готовностью идти в контактный бой, и мобильностью, так как передвигались на машинах с пулеметами и на мотоциклах.

Колонна стояла на открытом месте и вела перестрелку, в то время как боевики действовали более инициативно и окружали отряд с фланга. Неожиданным для американского спецназа стала организованность противника, и эффективность его огня.

По сути, из засады поначалу можно было бы просто уехать, прибавить в скорости. Но недооценка противника привела к худшему сценарию – остановке на открытом месте. Боевики маневрировали, американско-нигерийский отряд стоял на месте.

Это не было внезапной засадой. Противнику была отдана инициатива, и не обученные африканские боевики использовали эту возможность, и пошли вперед. Ближнего боя нигерийский спецназ не выдержал – большинство бойцов сбежало. Но несколько нигерийцев остались с американцами до конца. На мотоциклах и пикапах группа боевиков обошла поредевший отряд с фланга, и начался разгром.

Американцы отстреливались из-за машин, а с фланга они были открыты. Большинство нигерийцев уже сбежало, и вот только тогда американцы начали отход. Но было уже поздно. Во время отхода боевики начали подходить ближе, их огонь стал точней. Отойти удалось не всем.

Первым погиб штаб-сержант Джеремия Джонсон. Его товарищи Брайан Блейк и Дастин Райт пытались его спасти, вытащить, и задержались рядом с телом на открытом простреливаемом участке местности. Блейк и Райт погибли.

Оставшаяся часть группы оторвалась от противника, но затем сержант ЛаДэвид Джонсон и три нигерийских спецназовца решил вернуться за своими товарищами – он еще не знал, что с ними произошло.

Однако боевики не стояли на месте – они преследовали отходящую колонну на машинах и мотоциклах, и обнаружили группу Джонсона. Группа начала отходить с боем, но в результате погибли все, включая американского сержанта.

Только в 12.30, спустя час боя, американский спецназ сообщил о разгроме на базу. Однако затем американцы… сами уничтожили свою радиосвязь. Опасаясь захвата техники противником, спецназовцы уничтожили радиостанции, и таким образом, управление боем было практически утрачено.

Оставшаяся часть группы – семь американцев и четыре нигерийца, потерявшие свои машины, заняли оборону. Вскоре над Тонга Тонга показались французские самолеты, навести их на цели было нечем, но боевики прекратили преследование. В бою погибло Исламисты также понесли тяжелые потери в ходе боя.

Бой под Тонга Тонга показал, что даже высокий уровень индивидуальной подготовки и профессионализм личного состава спецназа, все равно требует выдвигать командирами групп инициативных лидеров, обладающих тактическим мышлением, и способных действовать агрессивно.

Несколько десятков боевиков сумели нанести поражение отряду спецназа, значительно уступая в технике, связи, индивидуальной подготовке, и не имея большого преимущества в численности. Результаты боя получили большой резонанс в американской прессе – и этот случай крайне поучителен для Украины.

Юрий БУТУСОВ

uainfo.org

Продовжити читання

Блоги

Закон джунглей: как вооружить украинским оружием “тигров” Юго-Восточной Азии

Опубліковано

від

Від

Сфера спецэкспорта трансформируется параллельно с глобальными изменениями. Для Украины традиционные рынки теряют привлекательность. Российский – отвалился вследствие войны, на некоторых других нам уже нечего предложить, с учетом собственных потребностей на фронте, третьи – взяли паузу на время, пока Украина “купирует” Путину хвост.

В этих условиях нужно целенаправленно завоевывать новые перспективные рынки. Важно понимание, что наиболее платежеспособных клиентов не интересуют устаревшие вооружения. Для них недостаточно и просто купить новые образцы в достаточном количестве. Им интересны организация совместных производств, трансфер технологий, создание локальной ремонтно-сервисной инфраструктуры, налаживание технологических цепочек в интересах третьих стран…

Спецэкспорт в Юго-Восточную Азию как инновационный маркер украинского ОПК

ВТС стал важнейшим механизмом инновационного развития страны в условиях утилизации в зоне АТО советских запасов вооружений. Мы все еще обладаем уникальными технологиями и производствами, недостижимыми для многих стран. В области авиации, высокоточных вооружений, турбодвигателестроении… Экспорт высокотехнологической продукции, усиленный трансфером технологий, для нас – шанс привлечь инвестиции и повысить инновационный индекс своей “оборонки”. И таким образом – качественно усилить обороноспособность страны.

В нынешних условиях Юго-Восточная Азия – один из наиболее перспективных рынков ВТС для Украины. Во-первых, там есть реальные оборонные бюджеты и готовность их тратить. Во-вторых, мы понимаем потребности этого рынка и готовы технологически их удовлетворить. И, в-третьих, у нас в этом регионе нет геополитических противоречий. Более того, имеем здесь многолетнюю историю отношений со многими странами.

Это сотрудничество важно для нас, исходя из трансформаций мировой экономической географии и усиления азиатских финансовых центров. Ключевая важность Юго-Восточной Азии для украинского ОПК в том, что там требуются высокотехнологические изделия. А мы заинтересованы усиливать этот экспортный сегмент. Некоторые перспективные для данного рынка образцы вооружений уже запущены в Украине в серийное производство. Часть изделий Укроборонпром готов доводить до завершения в рамках экспортных контрактов. Соответствующий опыт есть. Так в свое время Украина создала линейку высокоточного вооружения (“Скиф”, “Сармат”, “Корсар”), довела до ума “Оплот”, БТР-3 и БТР-4, разработала проекты модернизации в области авиации и артиллерийских систем…

Наиболее крупный региональный игрок – Китай стоит особняком, предполагая особый уровень отношений. Китайская тема требует отдельного исследования, поэтому обратим внимание на другие, интересные Украине страны. В первую очередь это Таиланд, Индонезия, Вьетнам, Малайзия, Мьянма…

Правильное решение для Украины – поиск “tailor made approach” (индивидуального подхода) в отношениях с каждой страной. Юго-Восточная Азия — неоднородный регион, состоящий как из членов G20, так и PC16 – посткитайских развивающихся экономик. Одним из них интересны инновационные решения с организацией локальных производств в сфере авиации и кораблестроения. Другим же пока достаточно услуг ремонта украинскими предприятиями авиадвигателей к советским самолетам и вертолетам или модернизации систем ПВО ЗСУ-23-4 “Шилка” и С-125 “Печора”.

Малайзия – как региональный хаб украинского ОПК на рынке АСЕАН

Участие Укроборонпрома в 16-й международной выставке Defence Services Asia-2018 (DSA) в Куала-Лумпур прояснило многим нашим партнерам возможности Украины. Даже официальный отчет на корпоративном сайте концерна позволяет оценить масштаб реализованный коммуникаций. Среди фигурантов переговоров – первые лица оборонного сектора Малайзии, Таиланда, Индонезии, Филиппин, Шри Ланки… По инсайдерской информации, состоялись встречи с представителями Китая, Бангладеш и еще ряда стран.

Интерес региона к нашим возможностям определяют несколько ключевых направлений украинского ОПК: авиация, бронетанковая и военно-морская тематика, радиолокационная техника и системы ПВО, ракетно-артиллерийские вооружения, в первую очередь высокоточные ПТРК.

Показательной оказалась активность украинской делегации с представителями высшего военного руководства Малайзии. Состоялись встречи с министром обороны и всеми командующими Королевских вооруженных сил – ВМС, ВВС, Сухопутных войск, а также – Национальной королевской полиции. Те получили представление о возможностях украинского ОПК. В том числе в плане развития двусторонней кооперации. Среди наиболее перспективных направлений – поставки ПТРК производства КБ “Луч”, плавучих доков Херсонского завода “Паллада”, с налаживанием дальнейшей производственной кооперации, бронетехники и боевых машин 4х4. Внимание уделили поставкам в Малайзию самолетов ГП “Антонов”, с перспективами локализации производства.

Малайзия может стать стратегическим для Украины региональным партнером.

Малайзия – один из немногих, действительно открытых и конкурентных рынков продукции военного назначения. Здесь нет трепетного отношения к РФ, как в ряде других стран региона. Но при этом существует понимание возможностей ОПК Украины, закаленного войной на Донбассе, где наши вооружения успешно противодействуют новейшим российскиим разработкам. При налаживании более тесного ВТС, эта страна может стать для нас региональным хабом для продвижения украинской продукции на рынок вооружений АСЕАН, – подчеркивает гендиректор Укроборонпрома Павел Букин.

В пользу Украины играет то, что многие страны Юго-Восточной Азии долгое время ориентировались на советские и российские вооружения. Мы же являемся одним из лидеров на рынке услуг ремонта и модернизации авиации, бронетехники, боевых кораблей, артиллерийских систем советского образца и их модификаций.

Конкуренция с РФ, занимающей достаточно сильные позиции в этом сегменте, не является для Украины критическим фактором. История крайних лет показывает, что многие страны региона достаточно легко отказываются от старых поставщиков вооружений в пользу их прямых конкурентов.

Так, официальный Куала-Лумпур давно интересуется закупкой 18 многофункциональных истребителей на замену устаревшим МиГ-29. В рамках DSA-2018 его представители провели переговоры с Пакистаном о продаже ВВС Малайзии истребителей JF-17 “Тандер” совместной разработки “Chengdu Aircraft Industry Corporation” и “Pakistan Aeronautical Complex” (PAC). В рамках поддержки предложения в PAC уже заявили о готовности передать малазийским предприятиям технологий производства комплектующих, обслуживания и ремонта самолетов.

Параллельно авиастроительная компания “Dassault Aviation” (Франции) ведет переговоры с правительством Малайзии о поставке в страну 18-ти истребителей Rafale. По сообщению гендиректора компании Эрика Трапье, контракт может быть заключен в 2018-м. А, к примеру, правительство Мьянмы недавно одобрило контракт о поставках своим ВВС 16 JF-17 на замену российским МиГ-29. Эти и другие факты подчеркивают шансы Украины также потеснить компании РФ на ряде направлений.

Индонезия, Вьетнам и Таиланд – плацдармы Украины в Юго-Восточной Азии

Не стоит рассматривать ВТС лишь как возможность купли-продажи вооружений. Для Украины важно позиционировать себя на рынке Юго-Восточной Азии игроком, предлагающим комплексный подход в модернизации устаревшей военной техники и продвижении современных унифицированных вооружений.

Украинские технологии способны замкнуть ряд технологических цепочек международных корпораций в совместном производстве вооружений и военной техники, в том числе для экспорта в третьи страны. В первую очередь речь идет об авиации и высокоточных вооружениях. То же можно сказать о предоставлении услуг специального назначения, трансфере технологий оборонного и двойного назначения.

Наша задача – не просто открыть новый рынок, а предложить региону понятную внешнеэкономическую политику. Это упрочит экономические коммуникации Украины с другими странами на этом стратегическом направлении. Нужно использовать фактор восприимчивости региона к украинским технологическим решениям. Ведь многие инженеры и чиновники того же Вьетнама, Лаоса, Индонезии учились в украинских или советских университетах.

Наиболее перспективными среди уже реальных партнеров Украины в Юго-Восточной Азии можно назвать Таиланд, Вьетнам, Малайзию, Индонезию, Мьянму. А еще есть более, чем 100 миллионные Филиппины, Шри Ланка и Южная Корея. Опишем коротко сильные стороны сотрудничества Украины с некоторыми из них.

Таиланд уже несколько лет является нашим стратегическим партнером в регионе. За 3-4 года в эту часть полуострова Индокитай нами поставлено техники и оказано услуг на сумму около 0,5 миллиардов долларов. Речь идет об инновационной продукции с высокой добавленной стоимостью. Значительную часть товарооборота занимают более 200 отгруженных БТР-3 и 49 ОБТ “Оплот” в рамках недавно завершенного контракта. В Таиланде нам необходимо сохранить позиции в области бронетехники, и одновременно расширять экспортную линейку за счет самолетов “Антонова”, комплексов управляемых артиллерийских вооружений, организации совместных производств и сервисных центров.

Вьетнам – еще одна перспективная для украинской “оборонки” страна. Военное сотрудничество между нами налажено со времен СССР. Здесь существует реальная конкуренция с Россией, но даже в таких условиях Украина занимает серьезные позиции. К примеру, “Укроборонсервис”, входящий в состав “Укроборонпрома”, предоставляет услуги ремонта авиационных двигателей АЛ-31Ф в интересах ПВО ВВС Вьетнамской народной армии. А николаевская “Заря-Машпроект” поставляет ВМС этой страны лучшие в мире газотурбинные двигатели.

За 10 лет украинские компании отгрузили во Вьетнам продукции и предоставили услуг на суму, превышающую 0,3 миллиарда долларов. Номенклатура составляет как ремонт и поставку запчастей, так и продажи высокотехнологической продукции – корабельных двигателей и агрегатов, авиационного оборудования, систем ПВО. Среди перспективных направлений – ремонт и модернизация боевых кораблей, поставки самолетов ГП “Антонов”, усиление позиций в области авиаремонта, продажа, обслуживание и продление ресурса ракет класса “воздух-воздух”, поставки ПТРК и колесной легкобронированной техники.

Индонезия давно переросла из регионального лидера в мировые, войдя в G20. За три года ВТС Украины с этой страной заметно активизировалось. Поставлена пробная партия БТР-4, оказываются услуги по ремонту авиационных двигателей и агрегатов. Эти контракты могут вывести наши страны на магистральный путь сотрудничества. Индонезии – стране с населением в 260 млн человек – интересны практически все позиции украинского спецэкспорта. И, что важно, там способны переварить любые объемы поставок.

Географические особенности Индонезии в том, что это – архипелаг, состоящий из 17 804 островов с общей береговой линией протяженностью 54,7 тысяч км. Там актуальна продукция военно-морской и военно-воздушной тематики. Наиболее интересными инновационными двусторонними проектами могут стать поставка Индонезии украинских самолетов, в том числе – разработка спецпроекта морского патрульного самолета. В рамках Defence Services Asia-2018 Украина представила представителям Минобороны Индонезии линейку самолетов ГП “Антонов”, в том числе, способных обеспечивать контроль морского побережья.

Интересными направлениями двустороннего сотрудничества является совместные разработка и производство скоростных патрульных и штурмовых катеров, ремонт и модернизация боевых кораблей и корабельных систем вооружений. Среди перспективных проектов – налаживание в Индонезии локального производства авиационных ракет, поставки твердотельных РЛС с трансфером технологий и организацией совместного производства, создание сервисного центра по ремонту, обслуживанию и модернизации авиации.

PS. “Азиатских тигров” иногда полезно дергать за усы

Борьба с внешним агрессором и изменения конъюнктуры традиционных рынков вооружений заставляют Украину быстрее адаптироваться к новым условиям. Для нас стратегически важно активизировать ВТС с ключевыми странами АСЕАН. Это – наиболее быстрорастущий финансовый и инновационный мировой центр. Не нужно бояться дергать азиатских “тигров” за усы. Нам важно обратить на себя внимание и убедить в перспективности двустороннего партнерства. В этом случает все средства хороши…

24tv.ua

Продовжити читання

Зараз обговорюють